mazzarino: (Default)
[personal profile] mazzarino

(Доклад на секторе дофеодальной и феодальной Восточной Европы 29 апреля 1940 г.)

В январе 1939 г. специальная комиссия вскрыла в б. Киевском Софийском соборе (ныне Софийском архитектурно-историческом заповеднике) мраморную гробницу, которая издавна приписывалась Ярославу Мудрому.

Эта гробница представляет массивный, прямоугольный ящик, высеченный из цельной глыбы белого мрамора, с цельной двускатной высокой крышкой, орнаментированной резьбой. 1 Судя по разноречивым указаниям летописей о месте ее нахождения в соборе, можно думать, что она неоднократно передвигалась с места на место. В настоящее время гробница находится в левом приделе алтаря и стоит в центре его, на современном полу. Однако еще до конца XIX в. она находилась в специальной неглубокой нише правой (северной) стены этого помещения, причем основание ее находилось ниже уровня современного пола. 2

При вскрытии гробницы в ней были обнаружены два скелета взрослых людей и несколько отдельных косточек ребенка в возрасте около 3 лет.

Кости были разбросаны и перемешаны, однако общее направление скелетов было одно: черепами на запад, ногами к востоку.

Никаких предметов, кроме скелетов, в гробнице обнаружено не было. Не было и никаких остатков одежд и тканей, за исключением незначительного клочка какой-то выцветшей, возможно, шелковой ткани, оставленной для исследования в г. Киеве.

При разборе скелетов сказалось, что один из них принадлежит мужчине очень пожилого возраста (Senilis) около 60—70 лет, другой — женщине, менее пожилого хотя и зрелого возраста (Maturus), около 50—55 лет.

Изучение мужского скелета показало, что общая сохранность костей средняя. В черепе сломана левая скуловая и частью верхнечелюстная кость. Кроме черепа, сохранены все длинные кости верхних и нижних конечностей, кости плечевого и тазового пояса, крестцовая кость, 18 свободных позвонков и несколько костей кисти и стопы. Обращает на себя внимание большое количество остеофитов и костных наплывов, свидетельствующих о пожилом возрасте субъекта. Кроме того, на ряде костей имеются следы резких патологических изменений, а также изменений компенсаторного порядка.

Общая массивность костей средняя. Места прикрепления мышц на патологически измененных костях выражены слабо, но зато на здоровых — очень резко, очевидно, компенсаторно.

На всех позвонках резко выраженные остеофиты и остеоартрозы.

Второй и третий грудные позвонки полностью сращены между собой своими телами, дужками и суставами. Третий и четвертый поясничные позвонки сращены при помощи костных наплывов (остеофитов) тел. На телах многих позвонков следы шморлевских узелков. Тела поясничных позвонков сплющены и показывают отсутствие нормальной кривизны
этой области. Весь позвоночник носит следы ограниченной подвижности.

Ребра не массивные, за исключением первых, на которых довольно хорошо выражены места прикрепления мышц. Хрящи первых ребер окостенели. Грудная кость, с неприросшей рукояткой, имеет узкую форму.

Места сочленения ключиц и ребер резко деформированы и как бы вдавлены.

Верхнее отверстие грудной клетки несколько асимметрично и слева более уплощено. На лопатках, имеющих резко вогнутый верхний край, обращают на себя внимание костные наплывы (следы резкого остеоартроза) вокруг суставной площадки для плечевой кости, а на левой лопатке — неприращение апофиза плечевого отростка.

В области плечевых суставов имеются следы остеоартроза, более резко выраженные справа.

В локтевых суставах и на костях предплечия заметных отклонений от нормы нет.

На первых пястных костях у суставных поверхностей также резкие костные разращения, особенно резко выраженные на правой кости, где даже образовалась дополнительная суставная поверхность, с пришлифованной костью, т. е. не имевшая суставного хряща.

Тазовые кости мужского типа асимметричны. На правой кости более короткое крыло, а полулунная поверхность вертлужной впадины уплощена и укорочена. Наружная губа гребня левой тазовой кости состоит из двух резко выраженных параллельных гребешков, оттянутых в латеральную сторону. Крестцовая кость несет на себе асимметрично сакрализованный пятый поясничный позвонок, который приращен главным образом с левой стороны. Ушковидная поверхность крестцовой кости расположена справа ниже чем слева, почти на 2 см.

Это связано с общей асимметрией таза, причем левая (нормальная) вертлужная впадина расположена несколько выше правой (рис. 14).

Длинные кости левой нижней конечности крупные, массивные (рис. 15).

Бедренная кость мужского типа, с крупной суставной головкой. Тело кости округлого сечения с довольно хорошо выраженным пилястром (шероховатая линия) и резко выраженным гребнем в области третьего вертела. У суставной поверхности коленного сустава нерезко выраженные костные наплывы (следы остеоартроза).

Большеберцовая кость довольно крупная, средней массивности, узко-треугольного сечения с гребнем S-образной формы.

Иа малоберцовой кости хорошо выраженные гребни.

На костях правой нижней конечности следы резко выраженной патологии.

Рис. 14. Кости таза Ярослава.
Рис. 14. Кости таза Ярослава.

Правая бедренная кость короче левой. Тело ее, особенно в нижней части, гораздо тоньше левой и имеет уплощенную форму, а места прикрепления мышц выражены слабее, хотя гребень на месте третьего вертела и резко выражен. Обращает на себя внимание большая скрученность кости по вертикальной оси.

Суставная головка правой бедренной кости небольшая, а шейка направлена почти вверх, под очень большим
углом.

 

Нижний конец правой бедренной кости имеет резко выраженные следы хронического заболевания сустава с нарушением нормальной его функции. Суставные мыщелки резко уменьшены, а сохранившиеся на них остатки суставных поверхностей направлены кзади. К наружному мыщелку широко, всем своим основанием, приросла надколенная чашечка, задняя поверхность которой вместе с мыщелком образует для сочленения с большеберцовой костью общую площадку, имеющую неопределенную форму.

Кости правой голени по сравнению с левыми резко уменьшены и истончены. Головка малоберцовой кости широко срослась с большеберцовой костью, а ниже головки на малоберцовой кости имеются резко выраженные, как бы наплывшие остеофиты.

Рис. 15. Кости нижних конечностей Ярослава. Наверху — вид спереди; внизу — вид сзади.
Рис. 15. Кости нижних конечностей Ярослава. Наверху — вид спереди; внизу — вид сзади.

 

Верхний конец большеберцовой кости также резко изменен. С мыщелков также свисают остеофиты, а суставные площадки для бедренной кости расплющились и значительно разрушились, причем сохранилась только часть внутренней суставной площадки.

Обращает на себя внимание также довольно значительный угол вращения большеберцовой кости по вертикальной оси.

На нижних концах костей голени заметных отклонений от нормы нет.

Таблица 1
Таблица 1

Сохранившаяся правая пяточная кость имеет небольшую величину, узкую форму и также повернута вокруг своей продольной оси, причем нижний конец вертикальной оси пяточного бугра резко отклоняется внутрь.

Сопоставление костей в правом коленном суставе показывает, что движения здесь были резко ограничены и разгибание было возможно только до 130—135°, т. е. нога не могла выпрямляться.

Отсюда становятся понятными компенсаторное и резкое вытяжение вверх шейки правой бедренной кости и более низкое положение соответствующей тазовой кости.

Вся тяжесть тела передавалась на левую конечность, в связи с чем кости ее, особенно бедренная, получили мощное развитие.

Для лучшего представления о физическом развитии субъекта привожу некоторые размеры костей (табл. 1).

Рост, вычисленный по Пирсону, равняется около 172—175 см, т. е. относится уже к высокому.

Череп, относящийся к описываемому скелету, средней величины и массивности, со средне выраженным общим рельефом (рис. 16).

Черепная коробка мезокефальная, сфеноидной формы, а со стороны затылка прямоугольная с угловатым теменем. Высота черепной коробки средняя, темя уплощенное, причем точка брегмы благодаря значительной .длине чешуи лобной кости лежит близко к его середине. Теменные бугры развиты хорошо, а между ними и сагиттальным швом отмечается легкая вдавленность, встречающаяся иногда на черепах пожилых людей. Затылок округлый, со слабо выступающей над общим уровнем чешуей. Рельеф затылочной кости выражен средне; затылочный бугор выступает слабо, но по бокам его имеется довольно хорошо выраженный валик. Сосцевидный отросток большой величины. В области птериона широкий сфенопариэтальный шов. Облитерация венечного и сагиттального швов полная, ламбдо- видного — почти полная, за исключением небольших участков по краям.

На черепе имеется метопический шов, значительно облитерированный.

Теменные отверстия имеются с обеих сторон, но справа более крупное. Сосцевидное отверстие хорошо выражено слева.

Лицевая часть черепа средней длины и ширины, овоидной формы.

Горизонтальное выступание лица среднее. Лоб средней высоты и ширины, средне наклонный, со средне развитыми буграми. Надпереносье развито слабо (2), надбровные дуги короткие, средне выступающие. Выступание скул слабое (1); собачья ямка мало углублена (1).

Нос сильно выступающий, с узким переносьем. Спинка носа округлая; лрофиль носовых костей выпуклый в нижней части. Грушевидное отверстие грушевидной формы, с зоостренным нижним краем. Носовой шип развит слабо (1—2). Орбиты крупные, средней высоты, угловатой формы.

Нижнечелюстная кость средней величины, с углами несколько отклоненными внутрь, с резко выраженной подбородочной остью. Альвеолярный прогнатизм верхней челюсти слабый (1), нижней — очень значительный (3). Альвеолярная дуга верхней челюсти эллипсоидной, нижней — параболоид- ной формы. Стертость зубов средняя. Все зубы оставались до глубокой старости, и только незадолго до смерти, повидимому, некоторые из них выпали (в верхней челюсти — оба левые резцы и оба третьи моляры, в нижней челюсти — первый левый моляр).

В дополнение к описательной характеристике привожу некоторые размеры черепа (в миллиметрах):

yaroslav-11

Подводя итоги характеристики физического типа изучаемого субъекта, можно сказать, что это был мужчина пожилого возраста, высокого роста, среднего телосложения, причем естественно здоровая нога значительно компенсировала хромую. Повидимому, хромота наступила еще в ранней молодости, так как имеется целый ряд моментов, компенсирующих ее: вытянутость шейки правой бедренной кости, асимметрия таза. Большое количество остеохондрозов и анкилозирующий частичный спондилоартроз, а также большое количество остеофитов на телах позвонков, повидимому, являются болезнями старческого возраста.

Изучаемого субъекта в последние годы его жизни можно представить хромым стариком, с мало подвижным позвоночником. Можно думать, что он ходил с палкой и избегал резких движений, особенно туловища.

Что касается расового типа изучаемого черепа, поскольку можно судить по одному объекту, то он ближе всего подходит по типу к черепам славян, суммированным В. В. Бунаком, к северянам, изученным Г. Ф. Дебецом, и к новгородским славянам XI—XII вв., изученным А. М. Юзефовичем. Однако обращают на себя внимание гораздо большая ширина изучаемого черепа, свойственная брахикефальным черепам, и значительно большая высота лица при очень мало углубленной собачьей ямке.

По целому ряду признаков изучаемый череп занимает промежуточное положение между длинноголовыми и короткоголовыми черепами из большого кургана левобережного Цимлянского городища на нижнем Дону (Саркел), изученными мною. Это дает возможность сделать предположение, что в происхождении изучаемого субъекта несомненную роль играли связи длинноголового населения с короткоголовым типом, представленным в I тысячелетии н. э. у основной массы населения юга и юго-востока Европейской части СССР, восходя еще к сарматам (Дебец). Об участии именно этого типа говорят и мало углубленная собачья ямка и, может быть, более высокое лицо. Что касается длинноголового элемента в данном черепе, то он не характерен для северного типа и скорее может быть славянского происхождения, хотя, конечно, нордические элементы не могут быть совершенно исключены.

Женский скелет, находившийся в гробнице Ярослава Мудрого, представлен хорошо сохранившимся черепом и длинными костями конечностей. Кости туловища в худшей сохранности, а некоторые мелкие косточки отсутствуют.

Кости конечностей тонкие, но длинные, показывающие высокий рост (около 162 см). Места прикрепления мышц выражены средне. Кости — женского типа и не гармонируют с очень массивным, тяжелым черепом, который, однако, несомненно принадлежит этому костяку.

Рис. 16. Череп Ярослава Мудрого.
Рис. 16. Череп Ярослава Мудрого.
Рис. 17. а — череп Анны — первой жены Ярослава; 6 — череп Ингигерд — второй жены Ярослава.
Рис. 17. а — череп Анны — первой жены Ярослава; 6 — череп Ингигерд — второй жены Ярослава.

Состояние окостенения черепных швов, из которых сагиттальный зарос почти полностью, венечный в среднем и боковых отделах и ламбдовидный — также почти полностью (за исключением области астериона), остеофиты на телах нижних грудных и поясничных позвонков, резко выраженные артрозы коленных суставов, суставов стопы и между позвонками, — все это указывает на возраст обладательницы этого костяка в пределах около 50—60 лет, несмотря на довольно хорошо сохранив¬шиеся зубы (рис. 176).

Череп эллипсоидной формы, на границе долихо- и мезокефалии (черепной указатель 75. 1), невысокий, со средненаклонным лбом, слабо развитым надпереносьем (2) и надбровными дугами (1). Выступание скул среднее (2). Собачья ямка мало углублена (1). Нос сильно выступающий (3), с узким переносьем. Нижний край грушевидного отверстия заострен. Носовой шип выражен хорошо (4) и несколько наклонен вниз. Нижнечелюстная кость средней величины, с значительно выступающим подбородком. Альвеолярные дуги небольшие. Зубы стерты мало (1—2).

Привожу некоторые измерения черепа:

anna-ingigerd-2

Расовый тип женского черепа ближе всего подходит к северному европейскому, хотя неглубокие собачьи ямки и направление нижнего края скуловых костей несколько сглаживают его.

Теперь встает вопрос, кому могли принадлежать костяки? Наибольший интерес представляет, конечно, мужской костяк — является ли он действительно скелетом Ярослава Мудрого? Ведь и принадлежность гробницы тоже оставалась у историков под сомнением.

Дата смерти Ярослава, как и его рождения, имеет некоторые неясности. По летописи, он умер в 1054 г., на 76-м году жизни. Соловьев по этому поводу пишет, что „счет лет всей жизни Ярославовой (76 лет) также неверен, ибо если бы он умер в 1054 году, 76 лет, то он должен был бы родиться в 978 году, но в таком случае он не мог бы быть сыном Рогнеды, а главное был бы старше Святополка. ..“ 3

Во всяком случае несомненно, что Ярослав умер в старческом возрасте, и в этом отношении скелет соответствует этому возрасту.

Очень важный опознавательный признак скелета — это хромота его обладателя, и как раз по этому признаку также не имеется расхождения с летописными данными. 4

Запись летописи указывает, что в возрасте около 40 лет, когда Ярослав воевал с Святополком, он уже был хромым. Однако в Тверской летописи имеется одно интересное и для нас важное сообщение, указывающее на то, что Ярослав был хромым с самого раннего детства. 5

Если доверять этой записи летописи, то Ярослав болел какой-то болезнью, препятствовавшей его ходьбе, и начал ходить только вскоре после крещения Владимира, т. е. после 988 г., следовательно, в возрасте меньше 10 лет, когда он и был посажен отцом на Новгородский стол, где просидел 28 лет. Хромота Ярослава, которой он страдал с детства, была значительно компенсирована, как это видно и по костяку.

Все сказанное дает возможность полагать, что мужской костяк действительно принадлежал Ярославу Мудрому.

Сохранение костяка Ярослава можно объяснить тем, что он не был причислен к „святым», и поэтому церковь не превратила его останки в „мощи» для поклонения.

Второй скелет, принадлежащий пожилой женщине, и остатки детского скелета, обнаруженные в гробнице Ярослава, вероятно, были помещены в гробницу при восстановлении собора митрополитом Кириллом III, прибывшим в Киев в 1250 г.

Встает вопрос, кому же мог принадлежать скелет этой женщины? Можно предположить, что скелет мог принадлежать его ближайшей родственнице, возможно, жене, умершей в 1051 г., за три года до его смерти, или одной из его дочерей, умершей, судя по пожилому возрасту костяка, уже после его смерти.

Северный тип черепа, а также соответствующий ему высокий рост заставляют вспомнить о жене Ярослава — Ингигерд, в крещении Ирине, дочери шведского короля Олафа Скеткокунга. Повидимому, Ярослав женился на Ингигерд уже в конце своего пребывания в Новгороде, ибо незадолго до своего похода на Святополка он поссорился с новгородцами из-за предпочтения, которое он оказывал наемной варяжской дружине, что не понравилось новгородцам. Однако новгородцы вскоре помирились с Ярославом и помогли ему в борьбе против Святополка за великокняжеский стол в Киеве, который Ярослав занял в 1016 г. Старший сын Ярослава — Владимир родился в 1020 г., когда Ярославу было около 40 лет. В это время Ингигерд должно было быть около 25 лет. Если она действительно умерла в 1051 г., то она дожила до 56 лет или около этого. Следовательно, возрастные данные женского скелета также соответствуют предположению, что это могла быть Ингигерд.

Однако тогда встает новый вопрос, в связи с тем, что в б. Софийском соборе в Новгороде хранятся „мощи», приписываемые Анне, жене Ярослава Мудрого, которая была канонизирована в 1439 г. Эти „мощи», специально изученные нами, представляют мумифицированный труп с довольно плохо сохранившимися мягкими тканями. Череп совсем обнажен от мягких тканей. Судя по обнаженной правой бедренной кости, можно предположить, что эта особа была довольно грацильная, о чем говорят и слабо выраженные на кости места прикрепления мышц. Однако рост ее, вычисленный по Пирсону, для женщины также довольно высок (около 161 см).

Возраст этой женщины, судя по состоянию черепных швов (рис. 17а) (которые снаружи открыты, а изнутри сагиттальный и венечный только начинают облитерироваться) и по хорошему состоянию зубов, не может быть пожилым и во всяком случае не выходит за пределы возмужалости (Adulitas), а находится, повидимому, в пределах 30—35 лет.

Привожу краткую характеристику черепа этой женщины.

Черепная коробка средней величины, довольно массивная, эллипсоидной формы, стоящая на границе долихо- и мезокефалии (черепной указатель 76.4). Высота черепной коробки небольшая, темя плоское, затылок округлый, с совершенно неразвитым затылочным бугром. Лицевая часть черепа небольшая, средне выступающая в горизонтальной плоскости. Лоб слабо наклоненный, с очень слабым развитием надпереносья (1) и надбровных дуг (1). Скулы выступают слабо (1); собачья ямка мало углу¬блена (1). Нос с нешироким переносьем (1—2), значительно выступаю¬щий (3). Профиль носовых костей выпуклый в нижней части, а спинка носа угловатая. Нижний край грушевидного отверстия заострен. Носовой шип резко выступает (5) и направлен косо кверху. Орбиты высокие. Отмечается средне выраженный прогнатизм альвеолярного отростка верхней челюсти. Зубы все сохранились и мало стерты.

Привожу некоторые измерительные данные:

anna-ingigerd-3

Расовый тип черепа европеоидный, приближающийся к северному, несколько смягченному половыми особенностями.

Обращает на себя внимание то, что этот череп очень похож на женский череп из гробницы Ярослава, только он гораздо „женственнее”.

Мог ли этот мумифицированный женский труп, находящийся в Новгородском б. Софийском соборе, действительно принадлежать Ингигерд? Северный расовый тип черепа эту возможность не исключает, но возраст этой женщины, умершей сравнительно рано (около 35 лет), заставляет предположить, что она не могла быть Ингигерд, которая по сопоставлению летописных данных умерла не моложе 50—60 лет.

Известно, что у Ярослава было 9 детей и 8 из них: Владимир, Изяслав, Святослав, Всеволод, Игорь, Вячеслав, Анна и Елизавета, повидимому, были от Ингигерд. 6 Старший сын Ярослава Илья, умерший в 1020 г., по Соловьеву, 7 был уже в 1019 г. в таком возрасте, что мог быть посажен на столе Новгородском. Немного выше, в том же примечании мы читаем, что „Владимир, старший сын Ярослава [от Ингигерд.— В. Г.] родился в 1020 году, но Ярославу было тогда около 40 лет; не может быть, чтобы он не был женат до Ингигерд, ясно, что Илья был от первого брака…”

Следовательно, можно думать, что у Ярослава была жена, которую звали Анной и которая, вероятно, умерла в молодом возрасте, в Новгороде. Повидимому, вскоре, будучи еще в Новгороде, Ярослав женился на Ингигерд. Отвечая на эту путаницу, Грушевский правильно заметил, что не следует ломать голову над этим вопросом, так как сведения о нем очень недостоверны.

У нас нет никаких данных против того, чтобы считать мумифицированный труп, приписываемый Анне, действительно принадлежащим первой жене Ярослава. Несомненно, что, судя по сохранившимся остаткам тканей, этот мумифицированный труп относится к XI—XII вв., т. е. действительно мог принадлежать современнице Ярослава, а по своему возрасту это могла бы быть и его первая жена, но это не могла быть Ингигерд. Конечно, этим не разрешается вопрос о том, что женский костяк, обнаруженный в гробнице Ярослава, действительно принадлежит Ингигерд, хотя этому предположению, высказанному выше, ничто не противоречит.

В заключение нужно сделать несколько замечаний об общем значении антропологического изучения костяка Ярослава Мудрого.

Карл Маркс высоко оценивает киевский период русской истории, проводя аналогию между Киевской Русью и империей Карла Великого. Отсюда проистекает интерес и к личности крупнейшего деятеля этого государства.

Костяк Ярослава является одним из источников изучения истории нашей родины, освещая такие важнейшие вопросы, как вопрос о местном или варяжском происхождении первых князей Киевского государства, вопрос о достоверности записи древнейшей летописи, т. е. о значимости для истории первых русских письменных источников.

Мы видели, что по расовому типу Ярослав должен был быть не пришельцем с севера, а местного происхождения. Мы видим, что отмеченная летописью вскользь хромота Ярослава является действительным фактом.

Мы убедились, что в гробнице, приписываемой Ярославу, действительно находились его останки.

Изучение женского скелета из гробницы Ярослава и сопоставление с ним „мощей“ Анны из Новгорода, может быть, дают возможность подтвердить действительно наличие у Ярослава двух жен: первой — Анны, рано умершей, и второй Ингигерд-Ирины, пришедшей с ним из Новгорода в Киев, с которой Ярослав прожил всю последующую жизнь.

Музей антропологии и этнографии Академии Наук СССР.

Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях института истории материальной культуры. Выпуск VII. Издательство Академии Наук СССР. Москва-Ленинград. 1940. Ответственный редактор С. Н. Бибиков.

Notes:

  1. См. рис. 22, помещенный в статье М. К. Каргера „К вопросу о саркофагах кн. Владимира и Анны» (стр. 78).
  2. Н. Закревский. Описание Киева. М., 1868, стр. 820. (Подробное описание надгробия Ярослава на стр. 818 и сл.)
  3. С. Соловьев. История России, т. I. Изд. 5,1874. (Прим. 297, стр. 341).
  4. Там же, стр. 200.
  5. С. Соловьев, ук. соч. (Прим. 247, стр. 335).
  6. См. генеалогическую таблицу № 1, приложенную ко второму тому „Истории Украины — Руси» Грушевского, где он прямо отмечает наличие двух жен у Ярослава.
  7. С. Соловьев, ук. соч. (Прим. 323, стр. 344).
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

mazzarino: (Default)
mazzarino

December 2015

S M T W T F S
  1 2345
67891011 12
131415161718 19
202122232425 26
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 01:09 am
Powered by Dreamwidth Studios